Kievuz

Экономический коллапс в Германии

Поток украинцев в Германию и Россию становится ударом для Польши, приближая коллапс экономики Украины

Экономический коллапс в Германии

Польское издание RzeczPospolita сообщает, что послабления на рынке труда ФРГ по отношению к рабочим не из стран-членов Евросоюза может привести к оттоку украинской рабочей силы, и это нанесет серьезный удар по экономике Польши.

Украинцы могут поменять Польшу на Германию

Дело в том, что в случае если Берлин действительно реализует намеченные послабления по трудоустройству для граждан тех стран, которые не входят в Евросоюз, то в таком случае большая часть украинских рабочих сразу сменит Польшу на Германию.

Это автоматически отразится на польской национальной экономике, где произойдет ряд негативных процессов – уменьшится экономический рост, произойдет давление на уровень зарплат, а также общее снижение конкурентоспособности польских компаний.

Собственно, данное мнение подтверждают тот факт, что Польша эксплуатирует украинскую рабочую силу, которая вследствие катастрофических процессов в экономике Украине и снижения уровня жизни в этой стране готова идти на любую работу в государствах Евросоюза.

И здесь Польша, которая на государственном уровне проводит политику систематического привлечения украинской рабочей силы в свою теневую экономику, является безусловным лидером среди современных европейских государств.

По сути своей, поляки применили здесь принцип «дикого капитализма», поскольку они воспользовались безвыходным положением украинцев, которые готовы идти на любую работу в Евросоюзе, причем без всяких социальных гарантий и по самой низкой тарифной ставке.

Россия все равно стоит для украинцев на первом месте

Естественно, такое варварское использование украинцев стало источником роста для польской экономики, поэтому можно сделать однозначный вывод, что эта страна является бенефициаром кризиса на Украине не только в политическом, но и в экономическом плане.

Заместитель декана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что Украина и Польша действительно очень серьезно зависят друг от друга в плане классического трудового обмена.

«Эти государства близки, как этнически, так и с точки зрения рынка труда. При этом, Польша и раньше была открыта для украинцев, и всегда стояла на втором месте после России по импорту украинской рабочей силы», — констатирует Суздальцев.

Как замечает эксперт, Россия продолжает лидировать в плане импорта украинской рабочей силы – в нашей стороне трудится больше 2 млн украинцев, а в Польше, если брать разные данные, от миллиона до двух. И это логично, поскольку в Польше украинцы нужны для самой тяжелой и низкооплачиваемой работы, а в России они имеют гораздо более широкие трудовые перспективы.

Трудовой рынок Германии гораздо перспективней польского

Например, наша страна, несмотря на все современные трения с Украиной, признает украинские документы об образовании, а также предоставляет жителям данной страны льготы по получению своего гражданства. В Польше подобных привилегий у украинцев нет, и там их возможности радикально ограничены, на что накладывает отпечаток и крайне низкая заработная плата.

Дело в том, что украинцы без всякого социального пакета зарабатывают в Польше порядка 400 евро в месяц, трудясь целый рабочий день, а в той же Германии минимальная зарплата превышает 1000 евро. И это при том, что на такую беспринципную эксплуатацию украинцев в Германии не пойдут, поскольку это просто не нужно современной и высокотехнологичной немецкой экономике.

Кроме того, экономика Германии исторически со времен послевоенной ФРГ ориентирована на импорт рабочей силы, в результате чего, в данной стране сформировались диаспоры из Турции, Польши, а также из стран бывшей Югославии и Балканского полуострова.

«Также здесь нужно вспомнить и мигрантские процессы в других европейских странах – например, люди из республик Прибалтики едут работать в Скандинавию, а также почему-то в полюбившуюся им Великобританию», — заключает Суздальцев.

Все это негативно влияет на Украину

По словам Андрея Ивановича, Польша заинтересована в рабочих руках из Украины, поскольку в данной стране есть такая проблема, которой нет в Германии и которая связана с тем, что Варшава не хочет допускать к себе мигрантов из стран Третьего мира.

В данном вопросе нужно вспомнить известную критику Брюсселя в отношении Варшавы и Будапешта, которые не хотят видеть на своей территории те мигрантские потоки, которые заполонили территорию Евросоюза вследствие событий арабской весны.

«Таким образом, дефицит рабочих рук в Польше закрывается путем этнически более близких украинцев, которые, естественно, не очень довольны своими условиями и не против сменить эту страну на гораздо более богатую Германию», — резюмирует Суздальцев.

Другой вопрос, что это никак не повлияет на политическую интеграцию Украины в Евросоюз, поскольку допуск физических лиц не предполагает соответствующих процессов на государственном уровне. Это мы можем увидеть и на примере Турции, которая с начала шестидесятых годов ждет вступления в Евросоюз и является, при этом, крупнейшим в Европе экспортером рабочей силы.

«Для Украины все это несет только негативные последствия, ведь порядка 20 процентов украинского трудоспособного населения сегодня работает за рубежом, а сам этот процесс имеет тенденцию к увеличению», — констатирует Суздальцев.

Все это ведет к дальнейшей деградации экономики Украины и, соответственно, углубляет кризис в данной стране.

Дмитрий Сикорский

Источник: https://rueconomics.ru/358417-potok-ukraincev-v-germaniyu-i-rossiyu-stanovitsya-udarom-dlya-polshi-priblizhaya-kollaps-ekonomiki-ukrainy

Как Германия отнимает украинцев у Польши

Экономический коллапс в Германии
Польское издание RzeczPospolita сообщает, что послабления на рынке труда ФРГ по отношению к рабочим не из стран-членов Евросоюза может привести к оттоку украинской рабочей силы, и это нанесет серьезный удар по экономике Польши.

Украинцы могут поменять Польшу на Германию

Дело в том, что в случае если Берлин действительно реализует намеченные послабления по трудоустройству для граждан тех стран, которые не входят в Евросоюз, то в таком случае большая часть украинских рабочих сразу сменит Польшу на Германию.

Это автоматически отразится на польской национальной экономике, где произойдет ряд негативных процессов — уменьшится экономический рост, произойдет давление на уровень зарплат, а также общее снижение конкурентоспособности польских компаний.

Собственно, данное мнение подтверждают тот факт, что Польша эксплуатирует украинскую рабочую силу, которая вследствие катастрофических процессов в экономике Украине и снижения уровня жизни в этой стране готова идти на любую работу в государствах Евросоюза.

И здесь Польша, которая на государственном уровне проводит политику систематического привлечения украинской рабочей силы в свою теневую экономику, является безусловным лидером среди современных европейских государств.

По сути своей, поляки применили здесь принцип «дикого капитализма», поскольку они воспользовались безвыходным положением украинцев, которые готовы идти на любую работу в Евросоюзе, причем без всяких социальных гарантий и по самой низкой тарифной ставке.

Россия все равно стоит для украинцев на первом месте

Естественно, такое варварское использование украинцев стало источником роста для польской экономики, поэтому можно сделать однозначный вывод, что эта страна является бенефициаром кризиса на Украине не только в политическом, но и в экономическом плане.

Заместитель декана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что Украина и Польша действительно очень серьезно зависят друг от друга в плане классического трудового обмена.

«Эти государства близки, как этнически, так и с точки зрения рынка труда. При этом, Польша и раньше была открыта для украинцев, и всегда стояла на втором месте после России по импорту украинской рабочей силы», — констатирует Суздальцев.

Как замечает эксперт, Россия продолжает лидировать в плане импорта украинской рабочей силы — в нашей стороне трудится больше 2 млн украинцев, а в Польше, если брать разные данные, от миллиона до двух.

И это логично, поскольку в Польше украинцы нужны для самой тяжелой и низкооплачиваемой работы, а в России они имеют гораздо более широкие трудовые перспективы.

Все это негативно влияет на Украину

По словам Андрея Ивановича, Польша заинтересована в рабочих руках из Украины, поскольку в данной стране есть такая проблема, которой нет в Германии и которая связана с тем, что Варшава не хочет допускать к себе мигрантов из стран Третьего мира.

В данном вопросе нужно вспомнить известную критику Брюсселя в отношении Варшавы и Будапешта, которые не хотят видеть на своей территории те мигрантские потоки, которые заполонили территорию Евросоюза вследствие событий арабской весны.

«Таким образом, дефицит рабочих рук в Польше закрывается путем этнически более близких украинцев, которые, естественно, не очень довольны своими условиями и не против сменить эту страну на гораздо более богатую Германию», — резюмирует Суздальцев.

Другой вопрос, что это никак не повлияет на политическую интеграцию Украины в Евросоюз, поскольку допуск физических лиц не предполагает соответствующих процессов на государственном уровне. Это мы можем увидеть и на примере Турции, которая с начала шестидесятых годов ждет вступления в Евросоюз и является, при этом, крупнейшим в Европе экспортером рабочей силы.

«Для Украины все это несет только негативные последствия, ведь порядка 20 процентов украинского трудоспособного населения сегодня работает за рубежом, а сам этот процесс имеет тенденцию к увеличению», — констатирует Суздальцев.

Все это ведет к дальнейшей деградации экономики Украины и, соответственно, углубляет кризис в данной стране.

Источник: https://news.rambler.ru/world/41164297-potok-ukraintsev-v-germaniyu-i-rossiyu-stanovitsya-udarom-dlya-polshi-priblizhaya-kollaps-ekonomiki-ukrainy/

Экономический коллапс

Экономический коллапс в Германии

Экономические последствия войны были для Германии катастрофическими: объем промышленного производства в 1946 г. составлял 33% от довоенного уровня, сельское хозяйство было отброшено на 30 лет назад, производство стали сократилось в 7 раз, добыча угля упала более чем в 2 раза. В войне со стороны Германии погибло около 7 млн.

человек, страна лишилась 25% своей территории (в границах 1937 г.), около 12 млн. человек было выселено. Было разрушено около 20?25% жилья (25% повреждено), 20% промышленных строений и оборудования, 40% транспортных сооружений. Помимо этого немцам предстояло выплатить около 14 млрд долл.

по репарациям, в том числе путем изъятия и вывоза промышленного оборудования.

Экономика фашисткой Германии была всецело подчинена задачам милитаризации. Государство тотально вмешивалось во все сферы экономики, ведя активную принудительную практику, при этом конкуренция и экономическая свобода были ограничены. Рост военных расходов Германии приводил к постоянному дефициту бюджета, который покрывался займами и эмиссией, вызывавшей увеличение инфляции.

Рос внешний долг, имелось высокое налоговое бремя [1]. Денежная масса в обращении в 1944 г. превышала объем 1936 г. почти в пять раз [5,10]. К концу войны сократилось гражданское производство.

Утрата важнейших источников сырья, пере6ои в снабжении в конце войны на фоне инфляции, сохранении распределительной системы и сокращения военного спроса привели к полному коллапсу экономики.

Г. Штольпер в 1947 г. описывал Германию следующим образом: «биологически искалеченная, интеллектуально изуродованная, морально уничтоженная нация без продуктов питания и сырья, без функционирующей транспортной системы и чего-либо стоящей валюты… страна, где голод и страх убили надежду». Один из журналистов писал: «Германия — это куча мусора, в которой копошатся 40 млн. голодных немцев».

Но чем тяжелее время, тем более великих людей оно выдвигает. Для Германии одним из творцов возрождения стал Людвиг Эрхард, ученый, министр экономики, автор одной из самых эффективных экономических реформ, известной как «немецкое экономическое чудо».

Чем интересен это опыт для России? С начала реформ Германии потребовалось около 12 лет, чтобы пройти путь от полной разрухи до лидерства в мировой экономике. Что касается РФ, то до уровня жизни Германии нам еще очень далеко.

Начало реформ 1992 г. обернулись для России сильнейшим экономическим спадом середины 90-х годов, дореформенный уровень 1990 г. был достигнут только 2007 г., т. е. за 15 лет.

Страна превратилась в сырьевой придаток мировой экономики, ее население сокращается.

экономический эрхард антимонопольный предпринимательство

Людвиг Эрхард родился в Баварии 4 февраля 1897 г. Во время Первой мировой войны получил ранение. В дальнейшем своей работой он выбрал занятие наукой — экономикой. Поступив в институт, он стал учеником одного из виднейших экономистов того времени Франца Оппенгеймера.

Путь наверх лежал через длительное размышление над судьбами страны и осмыслением необходимых преобразований. Эрхард не вступал в нацистскую партию. С 1943 г. он возглавил небольшой исследовательский центр, занимавшийся формальными исследованиями.

Но его основная — неофициальная деятельность состояла в разработке модели будущей экономической реформы.

После войны в Германии шла ожесточенная дискуссия между сторонниками рынка и сильного государственного регулирования, получавшего все большую популярность под влиянием идей Дж. М. Кейнса. Эрхард стал активным пропагандистом рыночной модели экономики, выступал с лекциями.

Сначала он получил должность экономического советника при американской администрации в Баварии, в 1945 году стал министром экономики Баварии, а затем в марте 1948 г. — директором Управления хозяйства объединенных западных зон Германии.

Эрхард был несколько полноват, любил сигары — благодаря чему он был внешне несколько похож на У. Черчилля.

Образование партии «власти». После краха фашизма немецкое общество остро нуждалось в новой идеологии. В тяжелый период нацизма, войны и разрушений церковь укрепила свой авторитет.

После окончания войны в стране стихийно стали образовываться различные партии, получило развитие и христианско-демократическое движение, предложившее обществу новую систему ценностей.

Один из сопредседателей Христианско-демократической партии (ХДС) Конрад Аденауэр смог привлечь Эрхарда к сотрудничеству — он принимает участие в разработке предвыборной программы ХДС. Выступая на съезде ХДС 28 августа 1948 г.

он сказал: «Не свободная рыночная экономика, связанная с либеральным ограблением прошлой эры…, а экономика, берущая на себя социальные обязательства…, оценивающая личность человека выше всего, предоставляющая прибыль тому, кто ее по своей работе заслужил, — вот в чем заключается современная рыночная экономика»[9].

В дальнейшем, ХДС вместе ХСС — партией Христианский социальный союз образовали единую фракцию в парламенте. В августе 1949 г. прошли выборы, на которых с минимальным отрывом — 31% (против 29.2% у социал-демократов СДПГ) победил блок ХДС/ХСС [9]. В сентябре канцлером выбирают Аденауэра, которому тогда было 73 года. Он назначает министром экономики Л. Эрхарда. В таком качестве они проработали вместе до 1963 г, когда Аденауэр ушел на заслуженный отдых.

Page 3

В основу идеологии Эрхарда, получившей название «социального рыночного хозяйства», лег синтез идей эффективной рыночной экономики, доминирования частной собственности, экономической свободы, государственного регулирования и философии социальной ответственности.

Эта идеология известна также под терминами «ордолиберализм», «солидаризм» или так называемый «третий путь». Рыночная свобода должна быть ограничена экономическим порядком и нравственными основаниями.

Значительный вклад в разработку идеологии внесли Вальтер Ойкен и ближайший соратник Эрхарда профессор Альфред Мюллер-Армак, а также Александр Рюстов и Вильгельм Репке [2,7].

Роль государства сводилась к определению приоритетов развития, надзору и регулированию, созданию благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата, эффективного законодательства, что в совокупности и составляет суть «экономического порядка».

Министр прекрасно понимал, что для успеха реформ и роста доверия населения необходимо достичь реальных результатов в разумные сроки, проводя открытую и понятную политику.

Для перехода от принудительной экономике к рыночной необходимо было осуществить следующие шаги: осуществить денежную реформу, направленную на создание твердых денег; освободить экономику от избыточного регламентирования и регулирования цен; стимулировать частное предпринимательство [1].

Предпосылки реформ. Безусловной основой было то, что в стране имелись институты рынка — банки, биржи, правовая система, частная собственность на средства производства и землю.

После войны имелся огромный внутренний и внешний спрос, восстановление разрушений создавало колоссальные возможности для созидания, высоких темпов развития экономики. Имелась квалифицированная рабочая сила, уцелевшая благодаря освобождению от воинской повинности. В сентябре 1949 г.

на базе трех оккупационных зон союзников была создана Федеративная Республика Германия (ФРГ). В Германию хлынул поток беженцев из Восточных, оккупированных СССР областей и переданных территорий, готовых получить любую работу. Военные расходы были минимальны.

К сильным сторонам немецкой экономики относились традиционная дисциплинированность, трудолюбие и предприимчивость населения, а также отлаженная система местного самоуправления.

Для оказания помощи разрушенной Европе, США предложили план, получивший название плана Маршала. Общий объем помощи Германии за время действия программы (1948?1954 г.) составил около 1.5 млрд долл., для всей Европы — 17 млрд. долл [1]. Помимо этого, около 1.2 млрд долл. Германия получила в течении 1946?1950 г. по другим программам. Общая помощь от США составила 3.

872 млрд. долл. Помощь поступала в виде товарных поставок, средства от реализации которых направлялись в специальные фонды и банки, предназначавшиеся для развития экономики. Однако оккупационные власти по своему извлекали пользу из торговли с Германией — цена на вывозимый немецкий уголь была занижена почти в два раза, цена импортируемой американской пшеницы завышена в 1.

5 раза.

Page 4

Союзники первоначально не очень торопились с реформами, опасаясь слишком быстрого восстановления Германии, но ситуацию изменила «холодная война», США стали нужны сильные союзники в Европе.

Европейская промышленность была тесно связана с немецкой и нуждалась в германском угле. В феврале 1947 г. Германию посетила группа экспертов во главе с Г.

Гувером, выступившая с предложениями о проведении реформ [2].

В мае 1946 г. в зоне оккупации США демонтаж оборудования по репарациям был прекращен. После войны в западных зонах оккупации были запущены механизмы приватизации, постепенно стало налаживаться производство самых необходимых товаров. После окончания войны экспорт Германии в другие страны был сначала запрещен, затем ограничен.

В дальнейшем, чтобы страна могла расплатиться за поставки продовольствия, оккупационные власти стали стимулировать экспорт. В 1947 г. объем экспорта составил 318, а импорта — 843 млн долл., сальдо было пассивным, готовая продукция составляла около 11% экспорта. Основную массу экспорта Германии — 64% составляли сырьевые товары, в т. ч.

уголь, кокс, лес, железный лом, до 92% импорта составляло продовольствие.

Немецкие деньги ничего не значили, в стране господствовал «черный» рынок, на котором процветал бартер, население рассчитывались валютой, сигаретами или кофе. Для обмена промышленных товаров на продукты питания горожане выезжали в сельскую местность. Оккупационные власти пытались бороться с инфляцией путем административных запретов на рост цен.

В стране росла безработица. В народе стало назревать недовольство. Подготовку реформ осуществляла рабочая группа в рамках американской администрации. Военным губернатором американской оккупационной зоны был американский генерал Люциус Клей. Следует учесть, что американский план делал акцент в основном на монетарном факторе — вводе твердой валюты.

Заслуга Эрхарда заключалась в том, что он, сильно рискуя, перехватил инициативу и пошел намного дальше. В воскресенье — 20 июня, он выступил по радио и отменил с 21 июня государственный контроль за ценами на большинство товаров, снял большинство административных предписаний — дав экономике столь необходимый глоток свободы.

Во время «разборок» с Клеем на вопрос, почему были изменены предписания Эрхард сказал, «что он ничего не изменял, а просто отменил». Клей сказал: «мои советники считают, что это ошибочное решение». Но Эрхард ответил: «они не одиноки, мои советники сказали мне то же самое».

При определенных условиях служба министра могла бы на этом закончится, но Клей поддержал инициативу Эрхарда.

Денежная реформа [1],, [9?10] была одним из наиболее ответственных мероприятий. В ночь на 21 июня 1948 г. администрация объявила о вводе новой валюты — немецкой марки. В ходе реформы каждый гражданин мог обменять 60 марок по курсу 1:1 (сначала 40, через два месяца -20).

Пенсии, заработная плата, квартирная плата пересчитывались по курсу 1:1. Половина наличных денег и сбережений, а также все обязательства предприятий обменивались по курсу 1:10, вторая временно замораживалась с последующим обменом по курсу 1:20.

Предприятия получали средства для выплаты первой заработной платы, но в дальнейшем они должны были работать за счет своей выручки. Эти меры позволили мгновенно возвратить давно утраченную ценность денег и резко сократить объем денежной массы.

В результате реформы соотношение между маркой и рейхсмаркой установилось на уровне 6.5 дм:100 рейхсмарок. Был установлен курс марки к доллару — 3.33 дм за доллар. Внешняя торговля была либерализирована.

Реформа цен была провозглашена 24 июня [1,5]. Однако не стоит считать, что реформа была «шоковой терапией». Введя свободные цены государство «не дремало» — в качестве противовеса был принят закон против произвольного завышения цен, публиковались каталоги так называемых уместных цен.

В июне было отменено около 90% предписаний, но 10% сохранилось. Значительное время сохранились дотации и твердые цены на уголь, чугун, сталь, удобрения, газ и электроэнергию, т. е. на достаточно значимые факторы производства [5, 6, 9]. Цены на основные продукты питания и квартирную плату также были стабильны [9].

Заработная плата первоначально не повышалась.

Валютные ограничения снимались также постепенно — либерализма здесь не было. До 1954 г. конвертация марки проводилась только по разрешению органов валютного контроля, в 1954—1960 гг. г. существовал режим частичной конвертируемости и только после 1961 г. марка стала полностью конвертируемой.

Успех реформ наиболее живо описали французские экономисты Жак Рюэфф и Андре Пьетр: «Черный рынок внезапно исчез. Витрины до отказа наполнились товарами, фабричные трубы задымили, а на улицах засновали грузовики.

Повсюду мертвая тишина развалин уступила место шуму стройплощадок… Еще за день до этого немцы бесцельно слонялись по городам, чтобы с трудом добыть скудную пищу. На следующий день все думали о том, чтобы производить.

Вечером их лица выражали безысходность, а наутро вся нация с надеждой смотрела в будущее».

Источник: https://vuzlit.ru/1165051/ekonomicheskiy_kollaps

ovdmitjb

Add comment