Kievuz

Петр I и его сподвижники

Сподвижники Петра Великого — статья

Петр I и его сподвижники

Сподвижники Петра Великого 

      Петр I имел удивительный дар находить среди простых людей настоящие таланты. Ум и энергия каждого из «птенцов» направляла твердая рука Петра. Одаренные от природы, они, прежде всего, выполняли его волю, проявляя при этом инициативу и находчивость.

Лефорт Франц Яковлевич (1656-1699)

      ЛЕФОРТ ФРАНЦ ЯКОВЛЕВИЧ (1656-1699) – Русский военный деятель, адмирал (1695). Выходец из Швейцарии, из купеческой семьи. Начал службу во французской и нидерландской армиях. В 1675 г. приехал в Россию и в 1678 г. поступил на военную службу в чине капитана.

Участвовал в русско-турецкой войне 1676-1681 гг. и Крымских походах 1687 и 1689 гг. В 1689 сблизился с Петром I, что способствовало быстрой карьере Лефорта. В 1690 г. произведен в генерал-майоры, в 1691 – в генерал-лейтенанты. Во время Азовских походов 1695-1696 гг. командовал русским флотом.

Вместе с Ф.А. Головиным и П.Б. Возницыным возглавлял Великое посольство – русскую дипломатическую миссию в Западную Европу. Вскоре после возвращения посольства в Москву Лефорт умер. Петр искренне оплакивал потерю друга. Он устроил ему торжественные и пышные похороны.

На них присутствовали весь двор и послы иностранных держав.  

Меншиков Александр Данилович (1673-1729) 

      Сын придворного конюха, Александр Меншиков по воле случая был взят в слуги Ф. Я. Лефортом. Меншиков поступил к Лефорту и надел его ливрею.

По близости Лефорта к царю, Александр в 14 лет был принят Петром в денщики, сумел быстро приобрести не только доверие, но и дружбу царя, стать его наперсником во всех затеях и увлечениях. Помогал ему в создании «потешных» войск в селе Преображенском.

Безотлучно находился при царе, сопровождая его в поездках по России, в Азовских походах 1695—1696, в «Великом посольстве» 1697—1698 в Западную Европу. Со смертью Лефорта Меншиков стал первым помощником Петра, оставаясь его любимцем многие годы.

Наделённый от природы острым умом, прекрасной памятью и большой энергией, Александр Данилович никогда не ссылался на невозможность исполнить поручение и делал всё с рвением, помнил все приказания, умел хранить тайны, как никто другой мог смягчать вспыльчивый характер царя.

      Меншиков был наделен воинской отвагой, отчаянной храбростью и выдающимися полководческими способностями. Не лишен был Меншиков и отрицательных черт: высокомерия, тщеславия, жажды власти. Самой пагубной страстью Меншикова была его неудержимая тяга к стяжательству. Он брал взятки и даже воровал.    

Шереметьев Борис Петрович (1652-1719) 

      Первый граф и первый в России фельдмаршал. Его проставленный род имел общих предков с династией Романовых со времен Дмитрия Донского.

      Граф (1706), русский военачальник и дипломат, генерал-фельдмаршал (1701). С 1671 г. служил при дворе. С 1681 г. тамбовский воевода, командовал войсками, действовавшими против крымских татар, с 1682 г. боярин.

В 1686 году участвовал в переговорах и заключении “Вечного мира”  с Речью Посполитой и союзного договора с Австрией. С конца 1687 г. командовал в Белгороде войсками, прикрывавшими южную границу, участвовал в Крымских походах. После взятия власти Петром I (1689) стал его сподвижником.

Во время Азовских походов 1695-1696 гг. командовал войсками на Днепре в действиях против крымских татар. В 1697-1699 гг. выполнял дипломатические поручения в Польше, Австрии, Италии и на о. Мальта. Во время Северной войны 1700-1721 гг.

проявил себя как способный, но крайне осторожный и несколько медлительный военачальник. В Нарвском сражении 1700 г. командовал дворянской конницей, в 1701-1705 гг. войсками в Лифляндии, где одержал победы при Эрестфере (1701), Гуммельсгофе (1702), овладел Копорьем (1703) и Дерптом (1704).

Руководил подавлением Астраханского восстания 1705-1706 гг. Участвовал в Полтавском сражении. В 1710 г. войска под командованием Б.П. Шереметева овладели Ригой. В 1711 г. возглавлял главные силы армии в Прутском походе. 

      Толстой Петр Андреевич (1645-1729) 

      Далекий предок писателя Льва Николаевича Толстого, дворянин. Во время стрелецкого мятежа открыто выступал на стороне Софьи. Падение царевны Софьи вынудило Толстого круто изменить свою ориентацию – он решительно перешел на сторону Петра.

      Принимал участие и отличился во втором Азовском походе 1696 г. Однако Петр продолжал недоверчиво относится к бывшему стороннику Софьи.

      Учитывая способности Толстого, зная его выдержку и изворотливость, Петр удостоил его очень важным поручением – впервые в истории назначил постоянным послом Росси в столице Османской империи.

Турция, резко отличавшаяся восточными нравами, обычаями, религией и политическим строем, не испытывала дружелюбия к своему соседу. Поэтому миссия Толстого в Стамбуле была не только важной, но и чрезвычайно трудной и опасной.

Он выдержал все и безупречно выполнил все указания Петра

       Летом 1717 г. царь посылает его в Вену и Неаполь с заданием вернуть царевича Алексея. После успешного выполнения данного поручения Петр Андреевич становился одним из самых близких доверенных лиц государя.

      Блистательная карьера его круто оборвалась после смерти Петра, в 1727 г.  

Головин Федор Алексеевич 

Из старинного дворянского рода, граф, первый кавалер ордена Андрея Первозванного. Дипломат. В 1689 г. заключил Нерчинский договор с Китаем. С 1691 г. – Сибирский наместник. В 1697-1698 гг. второй посол “Великого посольства” в Западную Европу.

Во время правления Софьи оказывал особую приверженность Петру и с тех пор пользовался его постоянным доверием. В 1699 г. – генерал-адмирал, позже генерал-фельдмаршал. В 1700-1706 гг.

президент Посольского приказа и одновременно ведал Ямским приказом и Оружейной, Золотой и Серебряной палатами.

Граф Головин энергично участвовал в создании русского флота, в переговорах о заключении договоров с Саксонией и Данией (1699).

Ввел гербовый сбор в России. Принимал участие в организации русской регулярной армии. Во время канцлерства Головина была создана система постоянных русских представителей за границей. Под руководством Ф.А. Головина была определена русско-турецкая граница на Кубани и в Поднепровье (1703-1705).

Апраксин Федор Матвеевич (1661-1728)

      Граф, генерал-адмирал, президент Адмиралтейской коллегии, член Верховного тайного совета, один из ближайших сподвижников Петра 1. Брат царицы Марфы, жены царя Федора Алексеевича. С 1682 г. стольник Петра 1, участник создания “потешного” войска. В 1693-96 гг. двинский воевода и губернатор Архангельска. С 1700 гл. нач. Адмиралтейского приказа и азовский губернатор. С 1718 г.

президент Адмиралтейств-коллегии. Во время Персидского похода 1722-1723 гг. командовал Каспийской флотилией, в 1723-1726 гг. –Балтийским флотом. Пользовался большим доверием Петра 1. С 1726 г. член Верховного тайного совета, сторонник А.Д. Меншикова.. По отзывам современников, отличался гостеприимством, пользовался всеобщим уважением и не имел завистников, хотя и был близок к государю.

      Макаров Алексей Васильевич

 

 (1674-1750) – Выходец из посадской среды. Жизнь его не отличалась динамичностью. 

      Макаров, Алексей Васильевич — тайный кабинет-секретарь Петра Великого (умер в 1740 г.). Человек незнатного происхождения, Макаров, по своей приближенности к Петру, имел большое влияние.

Заведовал делами, о которых не давалось знать Сенату. А.В.

Макаров внес немалый вклад и в победы русского оружия на полях сражений Северной войны, и в успешные действия русской дипломатии, в строительство регулярной армии и флота, в новшества культурной жизни страны.  

      Все сподвижники Петра были неординарными, умными и талантливыми людьми. Благодаря их продуманным действиям Россия сумела одержать ряд, как военных, так и политических побед, открыть «окно в Европу» и поставить Россию в один ряд с влиятельнейшими империями и странами Европы.

Источник: http://freepapers.ru/6/spodvizhniki-petra-velikogo/84118.548157.list1.html

Петр I и его сподвижники

Петр I и его сподвижники

2.1.Александр Данилович Меньшиков.

2.2.Борис Петрович Шереметьев.

2.3.Пётр Андреевич Толстой.

2.4.Алексей Васильевич Макаров.

3. Яркие индивидуальности, составлявшие единую команду

В истории России вряд ли сыщется время, равное по своему значе­нию преобразованиям петровой четверти XVIII века. За многовековую историю существования Российского государства было проведено не мало реформ. О том, что дали России петровские преобразования, со всей определенностью сказало время. Известный историк и публицист М.М.

Щербатов считал, что путь, пройденный страной при Петре, без него пришлось бы преодолевать два столетия. Карамзин в начале XIX века полагал, что на это потребовалось бы шесть столетимй. Ни Щер­ба­тов, ни Крамзин отнюдь не питали симпатий к царю-преобразовате­лю, но жаже они должныт были признать гигантский скачок России в годы петровских реформ.

Преобразования петра обеспечили нашей стране новое качественное состояние: во-первых, значительно сокра­тилось от­ставание экономической и культурной жизни России от эконо­мической и культурной жизни передовы стран Европы; во-вторых, Рос­сия в могуще­ственную державу с современной сухопутной армией и могучим Балтий­ским флотом; возросшая военная мощь позволила России в ходе Се­верной войны сокрушить шведскую армию и флот и утвердиться на бе­регах Балтики; в-третьих, россия вошла в число ве­ликих держав, и от­ныне ни один вопрос межгосударственных отноше­ний в Европе не ре­шался без ее участия. Особенность преобразова­ний состоит в том, что­они носили всеобъемлющий характер. Степень проникновения нов­шеств в толщу старомосковского уклада жизни была различной. В одних случаях, как, например, в быту, преобразования коснулись узкого слоя общества, оказав влияеие, прежде всего на его «верхи». Множество по­колений крестьян и после реформыне расстава­лись ни с бородой, ни с сермяжным зипуном, а башмаки окончательно вытеснили лапти только в советское время. Но в области строительст­ва вооруженных сил, струк­туры государственного аппарата, внешней политики, промышленного развития, архитектуры, живописи, распо­странения научных знаний, гра­достроительства новшества были столь глубокими и устойчивыми, что позволили иным историкам и публици­стам середины прошлого века возвести петровские преобразования в ранг «революции», а самого Петра считать первым в России «револю­ционером», причемне ординар­ным, а «революционером» на троне. Петр был очень не ординарным че­ловеком. Прежде всего, поражает разносторонность его дарований: он был незаурядным полководцем и дипломатом, флотоводцем и закона­дателем, его можно было встре­тить и с топором и пером в руках, выре­зывающим новый шрифт и си­дящим за чертежом нового корабля, озабо­ченным постигшей неудачей и ликующим по поводу одержанной побе­ды, за изучением какой-либо диковинной машины и размышляющим над устройством правительст­венного механизма обширного государства. Однако Петр великий был не только дельцом, но и мыслителем. Его жизнь так сложилась, что давала ему мало досуга заранее и неторопли­во обдумывать план дей­ствий, а темперамент мало внушал и охоты к тому. Спешность дел, неуменье, а иногда и невозможность выжидать, подвижность ума, не­обычайно быстрая наблюдательность — все это приучило Петра заду­мывать без раздумья, без колебания решаться, обдумывать дело среди самого дела и, чутко угадывая требования ми­нуты, на ходу со­ображать средства исполнения. В деятельности Петра все эти мо­менты, так отчетливо различаемые досужим размышлением и как бы рассыпающиеся при раздумьи, шли дружно вместе, точно вырас­тая один из другого, с органически-жизненной неразделимостью и по­следо­вательностью. Петр является перед наблюдателем в вечном пото­ке разнообразных дел, в деловом постоянном общении с множеством лю­дей, среди непрерывной смены впечатлений и предприятий; всего труднее вообразить его наедине с самим собою, в уединенном каби­нете, а не в людной и шумной мастерской.

Это не значит, что у Петра не было тех общих руководящих поня­тий, из которых составляется образ мыслей человека; только у Петра этот образ мыслей выражался несколько по-своему, не как подробно обдуманный план действий или запас готовых ответов на всевозмож­ные запросы жизни, а являлся случайной импровизацией, мгновенной вспышкой постоянно возбужденной мысли, ежеминутно готовой отве­чать на всякий запрос жизни при первой с ним встрече. Мысль его вы­рабатывалась на мелких подробностях, текущих вопросах практической деятельности, мастеровой, военной, правительственной. Он не имел ни досуга, ни привычки к систематическому размышлению об отвлечен­ных предметах, а воспитание не развилов нем и наклонности к этому. Но ко­гда среди текущих дел ему встречался такой предмет, он своей прямой и здоровой мыслью составлял о нем суждение так же легко и просто, как его зоркий глаз схватывал структуру и назначение впервые встреченной машины. Но у него всегда были наготове две основы его образа мыслей и действий, прочно заложенные еще в ранние годы под неуловимыми для нас влияниями: это — неослабное чувство долга и вечно напряжен­ная мысль об общем благе отечества, в служении ко­торому и состоит этот долг. На этих основах держался и его взгляд на свою царскую власть, совсем непривычный древнерусскому обществу, но бывший начальным, исходным моментом его деятельности и вместе основным ее регулятором. В этом отношении древнерусское политиче­ское созна­ние испытывало в лице Петра Великого крутой перелом, ре­шительный кризис.

В его деятельности впервые ярко проявились народно-воспита­тельные свойства власти, едва заметно мерцавшие и часто совсем по­га­савшие в его предшественниках.

Петру удалось перевернуть в себе по­литическое сознание московского государя изнанкой на лицо; только он в составе верховной власти всего яснее понял и особенно живо по­чувст­вовал «долженства», обязанности царя, которые сводятся, по его сло­вам, к «двум необходимым делам правления»: к распорядку, внутреннему благоустройству, и обороне, внешней безо­пасности государства. В этом и состоит благо отечества, общее благо родной земли, русского народа или государства — понятия, которые Петр едвали не первый у нас усвоил и выражал со всей ясностью пер­вичных, простейших основ общественного порядка. Самодержавие — средство для достижения этих целей. Нигде и никогда не покидала Петра мысль об отечестве; в радостные и скорбные минуты она обод­ряла его и на­правляла его действия, и о свойе обязанности служить отечеству, чем только можно, он говорил просто, без пафоса, как о деле серьезном, но единственным и необходимом. Жить для пользы и славы государства и отечества, не жалеть здоровья и самой жизни для общего блага — такое сочетание понятий было не вполне ясно дляы обычного сознания древ­нерусского человека и мало привычно для его обиходной житейской практики. В минуты всенародного бедствия, когда опасность грозила всем и каждому, он понимал обязанность и мог чувствовать в себе го­товность умереть за отечество, потому что, защищая всех, он защищал самого себя, как каждый из всех, защищая себя, защищал и его. Он по­нимал общее благо как частный интерес каждого, а не как общий инте­рес, которому должно жертвовать частным интересом каж­дого. АПетр именно и не понимал частного интереса, не совпадающего с общим, не понимал возможности замкнуться в кругу частных, домаш­них дел. Вот это трудное для древнерусского ума понятие об общем благе и усили­вался выяснить ему своим примеро, своим взглядом на власть и ее от­ношение к народу и государству Петр Великий.

Этот взгляд служил общей основой законадательства Петра и выра­жался всенародно в указах и уставах как руководящее правило его дея­тельности. Но особенно любил Петр высказывать свои взгляды и руко­водящие идеи в откровенной беседе с приближенными, в компании своих «друзей», как он называл их.

Ближайшие исполнители должны были знать прежде и лучше других, скаким распорядителем имеют дело, и чего он от них ждет и требует.

Стоит заметить, что многие, вы­сказываясь об эпохе Петра Великого, говорят только о самом Петре, вроде, как только он проводил эти реформы, что он в одиночестве тя­нул воз преобразований в гору, в то время как «миллионы» тянули его под гору.

В действительности у Петра было множество помошников, подви­завшихся на военном, дипломатическом, административном и культур­ном поприщах. Как и всякая знаминательная эпоха, время пре­образова­ний выдвинуло немало выдающихся деятелей, каждый из ко­торых внес свой вклад в укрепление могущества России.

Называя их имена, следует понить о двух обстоятельствах: об исключительном даре Петра угады­вать таланты и умело их использовать и о превлече­нии им помошников из самой разнородной среды. Среди сподвижников Петра Великог по­мимо русских можно встретиь голландцев, литовцев, сербов, греков, шотландцев.

В «команде» царя находились представители древ­нейших аристократических фамилий и рядовые дворяне, а также вы­ходцы из «низов» общества: посадские и бывшие крепостные. Царь дол­гое время при отборе помошников руководствовался рационалистиче­скими крите­риями, нередко игнорируя социальную или национальную принадлеж­ность лица, которого он приближал к себе и которому давал ответствен­ные поручения. Основаниями для продвижения по службе и успехов в карьере являлись не «порода», не происхождение, а знания, навыки спо­собности чиновника или офицера.

https://www.youtube.com/watch?v=m67curWtS-o

Нет надобности доказывать, что в рамках самодержавной политиче­ской системы огромное значение имела личность самого монарха, его взгляды, определявшие, в конечном счете, выбор лиц, приближаемых к трону. Монарх ограниченных способносте выбирал и соратников серых и бесцветных. Чтобы быть замеченным и обласканным Петром, надле­жа­ло соответствовать взыскательным требованиям царя-рационалиста.

Одна из граней дарования Петра великого состояла в умении угадывать таланты, выбирать соратников. Можно назвать десятки ярких индивиду­альностей, раскрывших свои способности в самых разнообразных сфе­рах деятельности. Но Петр умел не только угадывать таланты, но и ис­пользовать их на поприще, где они могли оказаться наиболее полезны­ми. Несколько тому примеров.

Под Полтавой под рукой царя находился весь цвет командного состава русской армии: фельдмаршал Б.П.Шереметьев, генералы А.И.Репнин, Я.В.Брюс, А.Д.Меньшиков. Петр послал преследоват бежавшего с поля боя противника А.Д.

Меньшикова и, как дальше мы убедимся, не ошибся в своих расчетах — только Мень­шиков, и никто иной, обладал такими свойствами характера и дарова­ния, которые могли обеспечить успех операции у Переволочны.

Источник: https://mirznanii.com/a/116915/petr-i-i-ego-spodvizhniki

Лефорт — сподвижник Петра I

Петр I и его сподвижники

Ф.Я. Лефорт

Эпоха Петра I – это,  прежде всего, эпоха преобразований. Каково бы ни было отношение к личности царя-преобразователя, но невозможно не признать, что Россия  совершила гигантский скачок во всех сферах жизни и упрочила свое международное положение.

Эпоха Петра I

Экономическая и культурная жизнь страны,  возросшая военная мощь —  все это позволило России стать  на уровень великой державы. Особенность петровских преобразова­ний состоит в том, что ­они носили всеобъемлющий  характер. Историк Н.М. Карамзин в начале  XIX века считал, что на путь, пройденный Россией  при Петре I, без него потребовалось бы шесть столетий.

Г. Кнеллер «Петр I»

Новшества были во всем: в области  струк­туры государственного аппарата, строительст­ва вооруженных сил, промышленного развития, внешней политики, живописи, архитектуры, распро­странения  науки,  градостроительства.  И сам Петр был личностью незаурядной. Разносторонность его деятельности поражает:  он  был полководцем и флотоводцем, дипломатом и  законодателем. Он прекрасно владел и пером, и топором.

По его сло­вам,  обязанности царя  сводятся к «двум необходимым делам правления»: к распорядку, внутреннему благоустройству,  обороне и внешней  безо­пасности государства. Он по­нимал общее благо как частный интерес каждого.

Но невозможно говорить о петровских реформах только как о результате деятельности одного человека, пусть даже  такого неординарного, каким был Петр. Такой воз преобразований невозможно было тянуть в одиночку. У Петра I было много помощников, «друзей», как он сам называл их.

  Но и здесь проявилась его незаурядность: он имел дар угадывать талант и предвидеть возможности человека. Среди сподвижников Петра — люди различных национальностей и различного социального положения: голландцы, шведы, греки, представители аристократических фамилий и бывшие крепостные.

Основанием для продвижения по службе и успехов в карьере являлись не  происхождение и «порода», а способности, знания, навыки, стремление к развитию и образованию.

Сподвижники Петра I

Среди них князь Ф.Ю.Ромодановский, князь  М.М.Голицын, Т.Стрешнев, А.В.Макаров, князь Я.Ф.Долгорукий, князь А.Д.Меньшиков,  графы Голо­вины, Шереметьев, П.Толстой, Брюс, Апраксин.

Иные шли с ним в течение всей его деятельности, иные пережили  и самого преобразователя.

Другие:  граф Ягужин­ский, барон Шафиров, барон  Остерман,  Татищев, Неплюев, Миних – пришли позже… Петр набирал нужных ему людей всюду, не разбирая происхождения и звания.

Самой яркой фигурой среди сподвижников Петра был, конечно, Александр Данилович Меньшиков.

Необыч­ным был  его жизненный путь: восхождение к могуществу, славе и богатству, а потом падение… Незаурядными были способности этого человека, в полной мере раскрывшиеся на военном и административном поприщах, Прежде всего, Меньшиков интересен как личность — лич­ность нового времени, пробужденная к жизни реформами царя-преобразователя. Личностью он оставался всегда – и во славе, и в опале.

Ф. Я. Лефорт

Франц Яковлевич Лефорт

Одним из сподвижников Петра I  был и Ф.Я. Лефорт.

Франц Яковлевич Лефорт родился в 1656 году в Женеве в семье торговца.

До 14 лет он учился в женевском коллегиуме  (средняя школа, в которой некоторые предметы  преподавались как в высшем учебном заведении), а затем был отправлен в Марсель для обучения торговле. Но это занятие  не привлекало молодого человека.

Высокий, статный  юноша мечтал о военной карьере. Он отличался умом, веселым нравом, смелостью и предприимчивостью — это способствовало осуществлению его честолюбивых планов.

В 1674 году Лефорт вопреки воле родителей уехал в Голландию и начал военную карьеру в свите курляндского герцога Фридриха-Казимира. Но его тянуло испытать себя в необычной обстановке, и он уехал в Россию. В Москве он поселился в Немецкой слободе, где  и остался надолго и даже женился.

  Лефорт  служил некоторое время в должности секретаря датского резидента (дипломата). Но с конца 1678 года он был назначен командиром роты в составе киевского гарнизона.

В Киеве он служил два с половиной года, участвовал в военных походах, зарекомендовав себя  храбрым стрелком и отличным наездником.

В 1689 году Лефорт познакомился с молодым Петром, и с этих пор его судьба была неразрывно связана с деятельностью юного самодержца.

В 1690 году Петр начал открыто посещать Немецкую слободу, где  всё чаще  бывал в гостях у Лефорта (первоначально  против дружбы с «иноземцами и еретиками» Гордоном и Лефортом  возражал патриарх Иоаким: столь небывалое по понятиям того времени поведение московского государя  возмущало сторонников  старых обычаев).

Памятник Петру I и Лефорту в Лефортове

В 1690 году по случаю рождения царевича Алексея Лефорту был пожалован чин  генерал-майора.

В связи с постоянными  собраниями и вечеринками у Лефорта возникла необходимость в расширении его небольшого дома – это было сделано из денег, выданных Петром: дом был отделан с небывалым великолепием.

Петр чувствовал себя в доме Лефорта легко и свободно, отдыхал от надоевшего ему старого московского уклада. Соотечественник Лефорта  писал: «При дворе только и говорят о его величестве и о Лефорте. Они неразлучны…»

И действительно: ни одно дело, задуманное Петром, не обходилось без участия Лефорта. Он командовал полком,   кораблем «Марс» во время морских учений, а затем и прибывшим из Голландии кораблем. Он сопровождал Петра в его поездках по стране. В 1693 году он  был произведен в генералы.

Гравюра А. Шхонебека «Взятие Азова»

Лефорт участвовал в Азовских походах и во время штурма Азова  в 1695 году лично захватил турецкое знамя. После этого похода он был назначен Петром адмиралом русского флота.

Это назначение не всем пришлось по душе, так как считалось, что Лефорт был несведущ в морском деле, но Петр рассчитывал на его энтузиазм и энергию, чтобы создать русский галерный флот и перекрыть туркам доступ к Азову. Лефорт с этой задачей успешно справился (19 июля 1696 года крепость Азов была взята).

Лефорт получил  за взятие Азова  звание новгородского наместника, вотчины в Рязанском  и Епифанском уездах, золотую медаль и соболью шубу.

Во время правления Петра I была организована  дипломатическая миссия России в Западную Европу в 1697—1698 годах, которую возглавлял Лефорт и которая называлась «Великое посольство».

«Великое посольство». Прием русской делегации в Гааге

Посольству предстояло выполнить несколько важных задач:

  • Заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Турции;
  • В результате этой поддержки получить северное побережье Чёрного моря;
  • Поднять престиж России в Европе сообщениями о победе в Азовских походах;
  • Заручиться поддержкой европейских государств в предстоящей Северной войне;
  • Пригласить на русскую службу иностранных специалистов, заказать и закупить военные материалы, вооружение;
  • Знакомство царя с жизнью и порядками европейских стран.

Великими полномочными послами были назначены:

Лефорт Франц Яковлевич — генерал-адмирал, Новгородский наместник;

Головин Фёдор Алексеевич — генерал и воинский комиссарий, Сибирский наместник;

Возницын Прокофий Богданович — думный дьяк, Белёвский наместник.

Кроме того, более 20 дворян и до 35 волонтёров, среди которых находился урядник Преображенского полка Пётр Михайлов — сам царь Пётр I.

Формально Пётр следовал инкогнито, но его заметная внешность легко выдавала его. Да и сам царь во время путешествия нередко предпочитал лично возглавлять переговоры с иностранными правителями.

Скончался Лефорт 2 марта 1699 года от горячки. Петр воспринял известие о его смерти с большой горечью: «На кого мне теперь положиться? Он один был верен мне!»

В Москве  именем Лефорта назван целый район Лефортово, на том самом месте, где стоял Лефортовский дворец.

Герб района Лефортово

Источник: https://www.rosimperija.info/post/453

Пётр Великий и компания»друзей»

В истории России вряд лисыщется время, равное по своему значе­нию преобразованиям петровой четвертиXVIII века. За многовековую историю существования Российского государствабыло проведено не мало реформ. О том,что дали России петровские преобразования,со всей определенностью сказало время. Известный историк и публицист М.М.

Щербатовсчитал, что путь, пройденный страной при Петре, без него пришлось бы преодолеватьдва столетия. Карамзин в начале XIX векаполагал, что на это потребовалось бышесть столетимй. Ни Щер­ба­тов, ни Крамзин отнюдь не питали симпатий кцарю-преобразовате­лю, но жаже онидолжныт были признать гигантский скачокРоссии в годы петровских реформ.

Преобразования петра обеспечили нашейстране новое качественное состояние:во-первых, значительно сокра­тилосьот­ставание экономической и культурнойжизни России от эконо­мической икультурной жизни передовы стран Европы;во-вторых, Рос­сия в могуще­ственнуюдержаву с современной сухопутной армиейи могучим Балтий­ским флотом; возросшаявоенная мощь позволила России в ходеСе­верной войны сокрушить шведскуюармию и флот и утвердиться на бе­регахБалтики; в-третьих, россия вошла в числове­ликих держав, и от­ныне ни одинвопрос межгосударственных отноше­нийв Европе не ре­шался без ее участия. Особенность преобразова­ний состоитв том, что­они носили всеобъемлющий характер. Степень проникновения нов­шествв толщу старомосковского уклада жизни была различной. В одних случаях, как,например, в быту, преобразования коснулись узкого слоя общества, оказав влияеие,прежде всего на его «верхи». Множество по­колений крестьян и после реформынерасстава­лись ни с бородой, ни ссермяжным зипуном, а башмаки окончательновытеснили лапти только в советскоевремя. Но в области строительст­вавооруженных сил, струк­турыгосударственного аппарата, внешнейполитики, промышленного развития,архитектуры, живописи, распо­странения научных знаний, гра­достроительствановшества были столь глубокими и устойчивыми, что позволили иным историками публици­стам середины прошлого века возвести петровские преобразования вранг «революции», а самого Петрасчитать первым в России «револю­ционером»,причемне ординар­ным, а «революционером»на троне. Петр был очень не ординарнымче­ловеком. Прежде всего, поражаетразносторонность его дарований: он былнезаурядным полководцем и дипломатом,флотоводцем и закона­дателем, егоможно было встре­тить и с топором ипером в руках, выре­зывающим новыйшрифт и си­дящим за чертежом новогокорабля, озабо­ченным постигшейнеудачей и ликующим по поводу одержаннойпобе­ды, за изучением какой-либодиковинной машины и размышляющим надустройством правительст­венного механизма обширного государства. ОднакоПетр великий был не только дельцом, нои мыслителем. Его жизнь так сложилась, что давала ему мало досуга заранее инеторопли­во обдумывать план дей­ствий, а темперамент мало внушал и охоты ктому. Спешность дел, неуменье, а иногдаи невозможность выжидать, подвижностьума, не­обычайно быстрая наблюдательность- все это приучило Петра заду­мыватьбез раздумья, без колебания решаться, обдумывать дело среди самого дела и, чутко угадывая требования ми­нуты, на ходу со­ображать средства исполнения. В деятельности Петра все эти мо­менты,так отчетливо различаемые досужимразмышлением и как бы рассыпающиесяпри раздумьи, шли дружно вместе, точновырас­тая один из другого, сорганически-жизненной неразделимостьюи по­следо­вательностью. Петрявляется перед наблюдателем в вечномпото­ке разнообразных дел, в деловомпостоянном общении с множеством лю­дей,среди непрерывной смены впечатлений ипредприятий; всего труднее вообразитьего наедине с самим собою, в уединенномкаби­нете, а не в людной и шумноймастерской.

Это не значит, что у Петране было тех общих руководящих поня­тий,из которых составляется образ мыслейчеловека; только у Петра этот образмыслей выражался несколько по-своему, не как подробно обдуманный план действийили запас готовых ответов на всевозмож­ныезапросы жизни, а являлся случайнойимпровизацией, мгновенной вспышкойпостоянно возбужденной мысли, ежеминутно готовой отве­чать на всякий запросжизни при первой с ним встрече. Мысльего вы­рабатывалась на мелкихподробностях, текущих вопросахпрактической деятельности, мастеровой,военной, правительственной. Он не имелни досуга, ни привычки к систематическомуразмышлению об отвлечен­ных предметах, а воспитание не развилов нем и наклонностик этому. Но ко­гда среди текущих делему встречался такой предмет, он своейпрямой и здоровой мыслью составлял онем суждение так же легко и просто, какего зоркий глаз схватывал структуру иназначение впервые встреченной машины.Но у него всегда были наготове две основыего образа мыслей и действий, прочнозаложенные еще в ранние годы поднеуловимыми для нас влияниями: это -неослабное чувство долга и вечнонапряжен­ная мысль об общем благеотечества, в служении ко­торому исостоит этот долг. На этих основахдержался и его взгляд на свою царскуювласть, совсем непривычный древнерусскому обществу, но бывший начальным, исходныммоментом его деятельности и вместеосновным ее регулятором. В этом отношениидревнерусское политиче­ское созна­ниеиспытывало в лице Петра Великого крутойперелом, ре­шительный кризис.

В его деятельности впервые ярко проявились народно-воспита­тельныесвойства власти, едва заметно мерцавшиеи часто совсем по­га­савшие в егопредшественниках.

Петру удалосьперевернуть в себе по­литическоесознание московского государя изнанкойна лицо; только он в составе верховнойвласти всего яснее понял и особенноживо по­чувст­вовал «долженства», обязанности царя, которые сводятся,по его сло­вам, к «двум необходимымделам правления»: к распорядку, внутреннемублагоустройству, и обороне, внешней безо­пасности государства.

В этом исостоит благо отечества, общее благородной земли, русского народа илигосударства — понятия, которые Петредвали не первый у нас усвоил и выражалсо всей ясностью пер­вичных, простейшихоснов общественного порядка. Самодержавие- средство для достижения этих целей.

Нигде и никогда не покидала Петра мысльоб отечестве; в радостные и скорбныеминуты она обод­ряла его и на­правлялаего действия, и о свойе обязанностислужить отечеству, чем только можно, онговорил просто, без пафоса, как о делесерьезном, но единственным и необходимом.

Жить для пользы и славы государства иотечества, не жалеть здоровья и самойжизни для общего блага — такое сочетаниепонятий было не вполне ясно дляы обычногосознания древ­нерусского человекаи мало привычно для его обиходнойжитейской практики.

В минуты всенародногобедствия, когда опасность грозила всеми каждому, он понимал обязанность и могчувствовать в себе го­товность умеретьза отечество, потому что, защищая всех,он защищал самого себя, как каждый извсех, защищая себя, защищал и его. Онпо­нимал общее благо как частныйинтерес каждого, а не как общий инте­рес,которому должно жертвовать частныминтересом каж­дого. АПетр именно и непонимал частного интереса, не совпадающегос общим, не понимал возможности замкнутьсяв кругу частных, домаш­них дел. Вотэто трудное для древнерусского умапонятие об общем благе и усили­валсявыяснить ему своим примеро, своимвзглядом на власть и ее от­ношение кнароду и государству Петр Великий.

Этот взгляд служил общейосновой законадательства Петра ивыра­жался всенародно в указах иуставах как руководящее правило егодея­тельности. Но особенно любил Петрвысказывать свои взгляды и руко­водящиеидеи в откровенной беседе с приближенными,в компании своих «друзей», как онназывал их.

Ближайшие исполнители должныбыли знать прежде и лучше других, скаким распорядителем имеют дело, и чего онот них ждет и требует.

Стоит заметить,что многие, вы­сказываясь об эпохеПетра Великого, говорят только о самомПетре, вроде, как только он проводил этиреформы, что он в одиночестве тя­нулвоз преобразований в гору, в то времякак «миллионы» тянули его под гору.

В действительности у Петра было множествопомошников, подви­завшихся на военном,дипломатическом, административном икультур­ном поприщах. Как и всякаязнаминательная эпоха, время пре­образова­нийвыдвинуло немало выдающихся деятелей,каждый из ко­торых внес свой вклад вукрепление могущества России.

Называяих имена, следует понить о двухобстоятельствах: об исключительномдаре Петра угады­вать таланты и умелоих использовать и о превлече­нии импомошников из самой разнородной среды.Среди сподвижников Петра Великогпо­мимо русских можно встретиьголландцев, литовцев, сербов, греков,шотландцев.

В «команде» царянаходились представители древ­нейшихаристократических фамилий и рядовыедворяне, а также вы­ходцы из «низов»общества: посадские и бывшие крепостные.Царь дол­гое время при отборе помошниковруководствовался рационалистиче­скимикрите­риями, нередко игнорируясоциальную или национальную принадлеж­ностьлица, которого он приближал к себе икоторому давал ответствен­ныепоручения. Основаниями для продвиженияпо службе и успехов в карьере являлисьне «порода», не происхождение, азнания, навыки спо­собности чиновникаили офицера.

  • Статья >>История … современник и сподвижник царя канцлер Г.И. Головкин утверждал, что только благодаря Петру I его подданные «из … и борьба меж ними. Бесспорно, заслуги Петра и егосподвижников перед Россией велики. Однако опыт …
  • Реферат >>История … начались массовые казни, на которых Петр и егосподвижники собственноручно рубили головы. В … посмеяться, посмотрев на переписку Петра со своими – тут и письма … факторы, наложившись на природную активность Петра, его страсть к военным делам и …
  • Реферат >>Москвоведение … июля). Супруга Петра, царица Евдокия, уже после его смерти закончила свою … , много раз исправлял его. Памятником этого нововведения Петра в Москве, по … солью и вином, которым угощали самого Петра и егосподвижников. Целых две недели продолжались празднества …
  • Реферат >>История … устав, собственноручно составленный Петром I. Многие из его требований актуальны и сегодня … царские слуги. Без сомнения, для Петра и егосподвижников служба в «потешных» стала той … . Споры о значении личности Петра и его реформе не утихают третье столетие …
  • Курсовая работа >>История … просвітницька діяльність Петра Могили Петро Могила докладав усіх … до ченця: пошуки особистості Петра Могили Петро Могила як постать – це … і. — К., 2001; Голубев С. Т. Киевский митрополит Петр Могила и егосподвижники (Опыт ист. исследования). — Т. 1. — Киев …
  • Курсовая работа >>Биографии … острая необходимость преобразований. Петр I и многие передовые русские люди, егосподвижники, правильно поняли и оценили … принципы военного искусства, полководческий талант Петра I и его боевых сподвижников блестяще проявились в многолетней Северной …
  • Реферат >>История … крепостей. Иностранные офицеры обучали Петра и его «потешных» артиллерийской науке. Правда … немало сподвижниковПетра — Ф.Лефорт, П.Гордон, Я. Брюс и др. Среди его русских … времени были И. Н. Никитич (портреты Петра I , его дочерей, Г. И. Головкина, «Портрет …
  • Реферат >>История … наследниками северного исполина. И осиротевшие сподвижники, сторонники, и ближайшие потомки … расправа с народными восстаниями), Петр и его аппарат ставили и выполняли общенациональные … русского императора деяниями его самого, сподвижников царя и, конечно, …
  • Реферат >>Исторические личности … . Различные историки по-разному оценивают Петра и его деятельность. Одни , восхищаясь им … что многие не понимали Петра, его стиля мышления, его идей , зачастую обитавших … и вредили друг другу. Новые сподвижникиПетра одетые и снаряженные на европейский лад …
  • Реферат >>История … сыграл царь Пётр I. Личность Петра и его эпоха волновали воображение писателей, … что многие не понимали Петра, его стиля мышления, его идей , зачастую обитавших … эпоху первого русского императора, деяниями его самого, сподвижников царя-плотника и, конечно, …

Источник: https://topref.ru/referat/57673.html

Сподвижники Петра 1: список. Ближайшие сподвижники Петра 1

Петр I и его сподвижники

Петр Первый известен каждому россиянину как великий преобразователь, правивший страной с 1689 по 1725 год. Его реформы, проведенные в первой четверти восемнадцатого века, по мнению историков, продвинули страну на два-пять столетий вперед. Например, М.

Щербатов полагал, что без Петра Россия прошла бы такой путь за двести лет, а Карамзин считал, что царь за двадцать пять лет сделал то, что другие бы не сделали и за шесть веков.

При этом стоит отметить, что ни один, ни другой историк не питали особых симпатий к правлению Петра Первого, но отказать ему в значимости проведенных реформ и гигантском скачке в развитии страны они не могли.

Царь сам формировал свою свиту

Самодержец, восседавший на российском троне, был известен своим разносторонним развитием, что наложило значимый отпечаток на то, какими были сподвижники Петра 1.

Чтобы понравиться царю, нужно было быть личностью одаренной, умной, работящей, как сам правитель.

И Петру Первому, нужно сказать, везло на соратников, которых он мастерски выбирал среди самых разных слоев населения и использовал их таланты на благо российского государства.

Среди соратников самодержца были выходцы из дворовых людей

Некоторые сподвижники Петра 1, список которых значителен, росли с царем вместе с малых лет. Известно, что Александр Данилович Меншиков был родом из простой семьи и работал пироженщиком в юные годы, когда и познакомился случайно с тогда еще молодым царем.

Бойкий паренек понравился Петру, и Алексашка (как его тогда называли) стал солдатом в потешной роте и денщиком престолонаследника. В 1697 году Меншикова отправили на обучение корабельному делу за границу, где он был неразлучен с царем.

В эти годы паренек проявил те качества, которых искал в своих фаворитах царь. Он был предан, усерден, наблюдателен. Хорошо перенял рациональный образ мышления своего господина, обладал высокой работоспособностью и вершил дела с полной самоотдачей.

Меншиков прекрасно проявил себя как губернатор Шлиссельбурга и военный распорядитель при операции под Нотебургом.

Бывший пироженщик Меншиков успешно командовал полками

Прекрасно проявил себя ближайший сподвижник Петра 1 и на других поприщах. Известно, что именно он организовал поиск руд для Балтийского завода, когда потребовалось отливать пушки.

В 1703 году совместно с Петром Меншиков разрабатывал план по зачистке устья Невы от неприятеля. В 1704-м Александр Данилович провел блестящую операцию по взятию Нарвы, и к этому времени он был уже не слугой, а товарищем и соратником великого российского императора.

Его заслуги были отмечены самодержцем в 1706 году, когда бывший пироженщик получил титул князя Священной Римской империи. Великий теперь князь, однако, остался таким же темпераментным, напористым, авантюрным человеком и лично участвовал в некоторых сражениях.

К примеру, под Перевологной его драгуны взяли в плен 16,2 тысячи человек противника.

Александр Меньшиков, сподвижник Петра 1, активно участвовал в застройке северной столицы, а в 1712 году командовал русскими войсками в Померании, где одержал очередную победу.

После этого фаворит царя в военных операциях не участвовал по причине нездоровых легких. На гражданской службе он проявил себя не менее эффективно, выполняя обязанности губернатора столичных земель, сенатора и президента Военной коллегии.

Кроме того, Меншиков выполнял многочисленные личные поручения самодержца, в том числе в отношении детей царя.

Старинная русская традиция: воруют все!

Фаворит, который, по некоторым данным, до конца своих дней был неграмотным, чем не отличались остальные сподвижники Петра 1, участвовал в расследовании дела царевича Алексея и лично составил список лиц, подписавших царевичу смертный приговор.

После таких дел Меншиков стал особенно близок с Петром, который не наказал его существенно за казнокрадство (общая сумма украденного была гигантской — 1 581 519 рублей). При Петре Втором Меншиков попал в опалу, был лишен всех чинов и званий и отправлен в Раниенбург, потом в Березов, где умер в 1729 году, пережив своего царя на четыре года.

Но до этого, с 1725-го по 1727-й, во время правления Екатерины, супруги почившего царя, он был фактически некоронованным правителем богатейшей империи того времени.

Из литовских свинопасов в Сенат

Каких персонажей еще историки относят в сподвижники Петра 1? Список этот можно начать с князя Ромодановского. Также в него можно включить князя М. Голицына, графов Головиных, князя Я. Долгорукого, барона П. П. Шафирова, барона Остермана, Б. К. Миниха, Татищева, Неплюева, Лефорта, Гордона, Т.

Стрешнева, А. Макарова, Я. В. Брюса, П. М. Апраксина, Б. Шереметьева, П. Толстого. Понравившихся ему людей Петр Первый набирал везде и включал в свою команду.

К примеру, считается, что генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга, Девиер, был юнгой на португальском корабле, Ягужинский, как указывают некоторые факты, перед расцветом своей карьеры в качестве генерал-прокурора Сената был свинопасом в Литве.

Курбатов, изобретатель гербовой бумаги и вице-губернатор Архангельска, вышел из дворовых людей и проч. И вся эта «разношерстная» компания, которую составляли сподвижники Петра 1, отнимала полномочия у старой боярской знати.

Конфликты между родовитыми и безродными помощниками царя имели место

Хотя среди помощников великого самодержца были и люди с более чем выдающейся родословной. Например, Борис Петрович Шереметев был знатного рода, служил стольником, получил боярский титул и работал в посольстве при царевне Софье. После ее свержения он был на долгие годы забыт.

Однако во время Азовских походов царю понадобился талант Шереметева как военноначальника, и Борис Петрович возложенные на него надежды оправдал.

После этого Шереметев прекрасно выполнил дипломатическую миссию в Австрии и Речи Посполитой и изрядно понравился царю за хорошее и быстрое обучение западным манерам в одежде и поведении.

Многие сподвижники Петра 1 участвовали в военных кампаниях своего царя. Не обошла эта участь и Б. Шереметева. Его полководческий талант проявился в 1701 году, когда он нанес поражение шведам группировкой в 21 000 человек, при этом погибшими русские потеряли только девятерых бойцов.

В 1702 году Шереметев захватил Восточную Лифляндию, в 1703 году взял крепость Орешек, и на этом его победы и близость к царю закончились, так как Петр считал Шереметева слишком медлительным, слишком расчетливым, однако признавая, что он зазря солдат на смерть не отправит.

Шереметеву же, как прирожденному аристократу, претило простое поведение царя и компания остальных, неродовитых фаворитов. Поэтому отношения царя и фельдмаршала носили несколько официальный характер.

Потомок английских королей на службе у Петра Первого

Особую любовь и среди русской знати, и среди простых людей, и среди иностранцев из царского окружения заслужил прибывший из Шотландии сподвижник Петра 1. Гордон Патрик (в России – Петр Иванович) был не простого рода, так как по прямой линии его гены восходили к королю Англии, Карлу Второму.

Он закончил Дацигскую Браусборскую коллегию, служил в шведских войсках, попал в плен к полякам, откуда, замеченный послом в Варшаве Леонтьевым, был переведен на службу в Россию, где хорошо зарекомендовал себя в армии и получил звание генерал-лейтенанта, был назначен на административную должность в Киеве.

Потом Гордон навлек на себя неудовольствие князя Голицына и был разжалован, но впоследствии восстановлен в звании и назначен командиром Бутырского полка.

В 1687 году юный Петр Первый проводил смотр данной армейской единицы и проникся симпатиями к иностранцу, которые укрепились в 1689 году, во время событий, приведших к отстранению царевны Софьи от правления. После Троицкого похода генерал, сподвижник Петра 1, Патрик Гордон становится учителем самодержца в военном деле.

Он не дает ему полного теоретического образования, но ведет множество бесед, подкрепляемых практическими действиями. В 1695-1696 гг. Гордон принимает участие в осаде Азова, в 1696 году с его помощью подавляется восстание стрельцов.

Умер этот уважаемый в свое время человек в 1699 году, так и не застав крупных реформ в российской армии. Отметим, что званиями генерал-фельдмаршала при Петре обладали такие его соратники, как Я. В. Брюс, А. Д. Меншиков, Б. К. Миних, Б. П. Шереметев.

Он основал район современной Москвы

Адмирал, сподвижник Петра 1, Франц Лефорт, умер, как и Гордон, в 1699 году, на 43-м году жизни. Он происходил из богатой семьи, родился в Женеве. В Россию прибыл в 1675 году, так как здесь ему пообещали звание капитана.

Успешной карьере Лефорта способствовала женитьба на двоюродной сестре первой жены П. Гордона. Он участвовал в войнах с татарами на малороссийской Украине, в обоих крымских походах, во время правления Софьи пользовался расположением князя Голицына.

С 1690 года Лефорт, как человек обаятельный, острого ума, отличающийся отвагой, был замечен Петром Первым и стал ему хорошим другом, продвигая в российскую среду европейскую культуру. В Москве он основал Лефортову слободу, сопровождал царя в поездках на Белое море, Переяславское озеро.

Он же участвовал в задумке Великого посольства из России в европейские державы, которое и возглавил.

Григорий Потемкин никогда не был соратником Петра Первого

Некоторые обыватели полагают, что сподвижник Петра 1, Потемкин Григорий Александрович, внес большой вклад в развитие российского государства.

О роли Потемкина в этом процессе можно спорить достаточно долго, но при этом нужно учитывать, что он не мог быть соратником Петра Первого в его деяниях, так как родился в 1739 году, через четырнадцать лет после смерти великого самодержца.

Поэтому деятельность Потемкина приходится на период правления Екатерины Второй, фаворитом которой был этот государственный деятель.

Источник: https://FB.ru/article/163535/spodvijniki-petra-spisok-blijayshie-spodvijniki-petra

ovdmitjb

Add comment